1. Как мужчины попадают на приём к врачу-онкологу?
  2. Как проходит первичная консультация у онколога?
  3. Какие есть варианты лечения злокачественной опухоли простаты?
  4. Как проходит подготовка мужчины к радикальной простатэктомии?
  5. Как проводится радикальная простатэктомия?
  6. С какими трудностями сталкиваются пациенты после радикальной простатэктомии?
  7. Что рекомендует врач-онколог мужчинам, у которых выявлен рак простаты?
  8. Что рекомендует врач-онколог всем мужчинам?

На вопросы интервью ответил врач онколог-хирург 1-й квалификационной категории Минского городского клинического онкологического диспансера Александр Викторович Брезовский. Врач рассказал, как проходит первичная консультация у онколога, какие есть варианты терапии рака простаты, как проводится радикальная простатэктомия и с какими рисками она связана.

9 июля 2018 г.

 

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: Уважаемый Александр Викторович, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, каким образом мужчины попадают на приём к врачу-онкоурологу?

Александр Викторович Брезовский, врач онколог-хирург 1-й категории: В нашей стране налажена система скрининга рака простаты, которая позволяет выявить локализованные формы рака простаты, что обеспечивает достаточно хороший эффект от терапии. Т.е. это формы, которые выявляются на ранней стадии. Первоначально благодаря программе скрининга в каждом районе нашего города создан урологический центр. В урологическом центре проводится первичная диагностика пациента, т.е. он проходит ряд обследований, включая биопсию простаты, на основании которой устанавливается диагноз «рак предстательной железы». После того, как установлен этот диагноз, назначается необходимое обследование согласно нашим стандартам и оформляется направление установленного образца. С этим направлением можно обратиться в онкологический диспансер. Запись осуществляется либо по телефону, либо онлайн, либо через самостоятельный визит в окно регистратуры консультативно-поликлинического отделения. Всё достаточно просто, это не требует длительного времени ожидания: все сделано для комфорта при регистрации на прием к специалисту-онкологу.

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: Как проходит первичная консультация у онколога?

Александр Викторович Брезовский: Первичное обращение, на мой взгляд, является основополагающим, потому что мужчина попадает к нашему онкоурологу – это высококлассный специалист, который, по сути, является менеджером. Именно он решает, какая клиническая стадия у данного пациента установлена, куда он пойдет дальше, какая терапия ему будет предложена. Если это будет хирургическое лечение, то мужчина пойдет к заведующему хирургического отделения, если будет предложена лучевая терапия, – пойдет к заведующему радиологии. Если возникает сложный клинический случай, собирается консилиум, на котором решается, какая тактика терапии в данной конкретной ситуации будет предложена.

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: Какие есть варианты терапии при раке простаты?

Александр Викторович Брезовский: Вся терапия и весь план действий зависит от того, на какой стадии больной обратился к нам, как рано было выявлено злокачественное новообразование. В зависимости от этого мы можем рекомендовать именно радикальный (т.е. полностью излечивающий) метод терапии. У наших западных коллег в США или в Европе сейчас более 50 % пациентов подлежат хирургическому лечению – как правило, это радикальная простатэктомия. У нас этот показатель ниже, хоть и незначительно. Скрининговая программа последних лет показала, что динамика выявления локализованных форм рака простаты идет явно вверх, т.е. мы стали больше выявлять людей, которые могут получить радикальное лечение, и поэтому могут жить дальше абсолютно нормальной жизнью. Поэтому, конечно же, мы рекомендуем мужчинам обращаться к урологам, не дожидаясь симптомов рака простаты, сознательно проходить программу скрининга, чтобы выявить эту патологию на более ранней стадии, чтобы ее можно было радикально пролечить.

Существует несколько вариантов терапии рака простаты, в зависимости от его формы. Если мы говорим о локализованной форме рака простаты, то существует, как правило, два варианта действий: либо это активное наблюдение, которое не очень характерно для нашего региона, либо это радикальная терапия.

Радикальная терапия рака простаты идет по двум возможным программам. Это может быть хирургическое лечение – радикальная простатэктомия – либо в объёме открытой позадилонной простатэктомии, либо в объёме лапароскопической простатэктомии. Второй сценарий – радикальная лучевая терапия (лучевая терапия по радикальной программе). Если рассматривать эти две формы терапии, то они сопоставимы по своей эффективности в ближайшие 10 лет после лечения рака простаты. Но в более отдалённой перспективе простатэктомия предпочтительнее, потому что дает более благоприятный исход: безрецидивную выживаемость и лучшее качество жизни.

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: Как проходит подготовка к радикальной простатэктомии?

Александр Викторович Брезовский: После первичной консультации у онкоуролога и определения необходимой терапии, если показано хирургическое лечение, мужчина направляется к заведующему хирургическим отделением. Заведующий хирургическим отделением непосредственно общается с больным, выясняет его жалобы, изучает анамнез, просматривает амбулаторную карту, где указаны все результаты обследований, и совместно с пациентом принимает решение о тактике хирургического лечения. Т.е. принимается решение о том, какая операция показана и в каком объеме. Пациент узнаёт о всех особенностях и рисках оперативного лечения рака простаты. После консультации заведующий назначает хирургическое лечение. Как правило, от момента консультации до самого хирургического лечения проходит от полутора до трёх месяцев. Это обусловлено ни в коем случае не какой-то очередью на хирургическое лечение либо задержками в госпитализации, а именно тем, что этот промежуток времени создает наиболее благоприятный результат для получения лучших онкологических и функциональных результатов после операции. Это безопасный промежуток времени, который необходим, чтобы полностью зажили раны в прямой кишке, которые остаются после биопсии.

За это время мы узнаём, чем болел мужчина, какая у него есть сопутствующая патология, и в зависимости от этого назначается объем первичной диагностики. Мы решаем, что именно необходимо дополнительно обследовать до момента госпитализации. Кроме того, мы используем в своей практике т.н. систему ERAS (от англ. «Enhanced Recovery After Surgery» – «Улучшенное восстановление после операции») – это своеобразная система мероприятий, которая позволяет улучшить функциональные результаты после хирургического лечения. Эта система нацелена на скорейшее восстановление и возвращение мужчины в нормальную социальную среду. В рамках ERAS подразумевается не только коррекция сопутствующей патологии, но и отказ от курения, отказ от алкоголя, увеличение физической активности накануне операции, чтобы организм был готов к стрессу. Ведь когда мы говорим о хирургии, то это, в первую очередь, стресс для организма. Поэтому мы готовим пациента таким вот образом.

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: Как проходит сама операция?

Александр Викторович Брезовский: От момента госпитализации до хирургического лечения проходит достаточно короткий промежуток времени. Он направлен, в первую очередь, на избежание психологической нагрузки на пациента. Этот промежуток обычно сводится к одним – двум суткам. Мы говорим о плановом хирургическом вмешательстве, поэтому больной приходит к нам с полным пакетом анализов, с полным пакетом документов. Первый день занимает оформление истории болезни. Происходит знакомство с лечащим доктором. Еще раз оговаривается объем хирургического вмешательства, возможные риски, которые могут присутствовать в любой ситуации. Наконец, проводится осмотр анестезиолога. Каждый следующий специалист контролирует предыдущего, пересматриваются еще раз анализы. Анестезиолог собирает свой анамнез, берёт согласие на наркоз, объясняет риски, которые сопряжены непосредственно с анестезией.

В нашем учреждении выполняется хирургическое пособие, которое называется «Радикальная простатэктомия». Есть два варианта выполнения этой операции, которые у нас на сегодняшний день выполняются: это позадилонная открытая радикальная простатэктомия или лапароскопическая простатэктомия. Обе эти операции схожи по своим функциональным и онкологическим результатам. Каждая из этих операций выполняется под эндотрахеальным наркозом и, в среднем, длится от полутора до двух часов. Если мы говорим об открытой операции, то делается разрез ниже пупка до приблизительно лобка протяженностью порядка 15 см, после чего полностью удаляется предстательная железа и тазовые лимфоузлы согласно стандартам хирургического лечения. После операции пациенту устанавливается уретральный катетер и дренаж. Дренаж может и не устанавливаться, если мы уверены в гемостазе в данной ситуации. Если дренаж и устанавливается, то он удаляется, как правило, на вторые-третьи сутки. Дренаж носит исключительно страховочную функцию. Уретральный катетер не убирается в течение 7 дней. На седьмые сутки мы проводим ультразвуковое исследование для оценки состояния органов малого таза. Если мы убедились, что с пациентом все хорошо, удаляется уретральный катетер. Еще сутки мы контролируем состояние мочеиспускания, оцениваем функцию мочеиспускания, и если всё удовлетворяет и нас, и пациента, то он выписывается на амбулаторный этап терапии.

Лапароскопическая простатэктомия имеет свои явные преимущества: в первую очередь, это ранняя мобилизация после оперативного лечения рака простаты, а также снижение уровня болевых ощущений. Кроме того, лапароскопическая операция лучше подходит для тех мужчин, у которых выявлена локализованная форма рака простаты. Эта операция удобнее для проведения нервосберегающей простатэктомии. Соответственно, она даёт преимущества и хирургу, и больному.

Лапароскопическая операция выполняется через небольшие разрезы на передней брюшной стенке. Обычно мы используем от 4 до 5 разрезов для осуществления доступа при данном виде патологии.

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: С какими трудностями, как правило, сталкиваются пациенты после оперативного лечения рака простаты?

Александр Викторович Брезовский: Качество жизни мужчины после радикальной простатэктомии (будь-то открытой или лапароскопической) определяется двумя критериями.

Во-первых, это недержание мочи, которое создает проблемы для пациента и его родственников. Следует отметить, что удержание мочи улучшается с течением времени. Как правило, мы оцениваем качество удержания мочи через три месяца после выполнения хирургического вмешательства. Поясню, чтобы все понимали, что есть норма и что есть патология: по стандартам Международной комиссии по проблемам недержания мочи допускается использование одной страховочной прокладки в течение суток у пациентов после радикальной простатэктомии. Т.е. использование одной прокладки в сутки – это норма после данной операции, это не является недержанием мочи.

Во-вторых, это эректильная дисфункция. На что нацелена программа скрининга рака простаты в нашей стране? Как раз на то, чтобы помочь выявить эту патологию на ранних стадиях, когда мы можем предложить именно нервосохраняющую технику хирургического вмешательства, когда мы можем помочь мужчине сохранить потенцию, и это будет безопасно с онкологической точки зрения. Поэтому программа скрининга должна развиваться дальше, чтобы мы могли выявлять больше локализованных форм рака предстательной железы. И тогда мы более гарантированно сможем помочь пациенту преодолеть эту проблему и сохранить его качество жизни.

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: Какие рекомендации Вы можете дать мужчинам, у которых выявлен рак простаты?

Александр Викторович Брезовский: Первое, что я бы рекомендовал, – это попасть в узкоспециализированное отделение, где выполняют эти операции на потоке. Это первый момент, который обеспечивает лучшие шансы на возвращение к нормальной жизни. Например, в нашем отделении выполняется более 350 радикальных простатэктомий в год. У нас хорошая техника, которая позволяет добиться хороших функциональных результатов, сохраняя онкологическую безопасность, о которой мы думаем в первую очередь.

Второй момент – это, конечно, ранняя реабилитация. Мы ее начинаем на первые сутки после удаления уретрального катетера: мы назначаем тренировки мочевого пузыря. Обычно это упражнения по Кегелю, которые любой человек может самостоятельно выполнять. И, конечно же, физиотерапия, которой мы дополняем наше лечение. Физиотерапия может включать и ЛОД-терапию, и магнитотерапию.

Что касается эректильной дисфункции, то мы, конечно же, рекомендуем еще и длительную медикаментозную терапию, которая стимулирует ранний возврат эректильной функции.

Мы используем персонифицированный подход к терапии, и в плане реабилитации мы общаемся индивидуально с каждым пациентом, оцениваем его стадию заболевания, тот вид лечения, который ему был проведен, оцениваем сопутствующую патологию и даем рекомендации, исходя из общей картины: что лучше для данного больного, какие рекомендации нужны, какая реабилитация, какая физиотерапия в данной ситуации именно для этого пациента больше подходит.

После выписки пациента из нашего учреждения мы даем четкие рекомендации, как нужно себя вести в дальнейшем. Одной из таких рекомендаций является обращение к реабилитологу при наличии недержания мочи через 2-3 недели. Обычно реабилитологи используют в своем арсенале физиотерапию в виде магнитотерапии, ЛОД-терапии, фототерапии, которая позволяет улучшить функциональные результаты и ускорить процесс реабилитации как в плане лечения недержания мочи, так и в плане восстановления эректильной функции.

Физиотерапевтический комплекс «АндроСПОК»

Аппарат магнитофотобаротерапии «АндроСПОК» предназначен для реабилитации эректильной функции после оперативного лечения рака предстательной железы (радикальной простатэктомии)

* * *

Менеджер по продукту «АндроСПОК»: Александр Викторович, благодарю Вас за интервью! В заключении, что Вы хотели бы сказать, обращаясь ко всем мужчинам?

Александр Викторович Брезовский: Хотелось бы обратиться к нашему населению с просьбой самостоятельно обращаться к врачам, не дожидаясь, пока появятся первые симптомы рака простаты – это позволит раньше выявить данную патологию и, следовательно, провести малоинвазивную операцию, сохранить эректильную функцию, снизить риск развития недержания мочи и быстрее вернуть пациента в строй, чтобы он смог нормально функционировать и нормально работать без снижения качества жизни. Я считаю, что это принципиально важно. И это зависит исключительно от желания мужчины быть здоровым.

О восстановлении потенции после оперативного лечения рака простаты читайте ЗДЕСЬ. 

ЗАДАТЬ ВОПРОС